Урожаи с непаханых полей

Технология «нулевой» обработки почвы – No-Till (с английского «no tillage» – «без вспашки») – используется в мире несколько десятилетий. Она предполагает отказ от перепахивания земли, посев по стерне, применение покровных культур и грамотное использование севооборота. Всю работу выполняет специальная сеялка, которая срезает пожнивные остатки, распределяет их по почве, делает в ней борозду нужной глубины, аккуратно высаживает туда семена и закрывает семенное ложе.

Главный принцип системы No-Till состоит в использовании естественных природных процессов, которые происходят в почве. Традиционную плужную обработку сторонники этой технологии считают не только ненужной, но и вредной. Непаханое поле на 1-2 метра вглубь пронизано миллиардами капилляров, оставшихся после корней однолетних растений или образовавшихся в результате жизнедеятельности дождевых червей и других организмов, объясняют они. По этим тонким, но глубоким ходам землю насыщает влага, а зимой она замерзает и разрывает каналы, говорят в корпорации «Агро-Союз». Так происходит природное рыхление.

Дыхание земли

Вспахивание почвы приводит к негативным для нее последствиям, утверждают специалисты. «На поверхности почвы живут аэробные микроорганизмы, которые питаются кислородом, – говорит Иван Сидоров, специалист по ресурсосберегающим технологиям компании «ЛБР-Групп» (специализация – агротехнологические решения и поставка сельхозтехники). – А в глубине грунта при отсутствии воздуха размножаются анаэробные микроорганизмы. И те, и другие преобразуют питательные вещества в доступные для растений формы. При вспашке эти микроорганизмы меняются местами и гибнут. А в необработанной почве в живых остается большое количество энтомофагов – насекомых, уничтожающих насекомых-вредителей, а также дождевых червей – естественных рыхлителей почвы». По словам Сидорова, если не пахать два – три года, то количество дождевых червей увеличится: их будет около 400 т/га.

В основе No-Till лежит защита почвы: посев производится по пожнивным остаткам с минимальным нарушением ее структуры и без механического воздействия на грунт. Эти остатки образуют мульчирующий слой. Он сохраняет влагу, защищает поле от солнца, водной, ветровой эрозии и пыльных бурь, а верхний пласт земли не разрушается. Пожнивные остатки дают возможность управлять почвенным углеродом, рассказывает гендиректор компании «Евротехника» (производит машины немецких фирм Amazone и Grimme Людмила Орлова. Углерод – это основа гумуса и катализатор процессов, сдерживающих эрозию почв, объясняет она. «А если мы используем традиционную технологию, то углерод уходит в воздух», – добавляет она.

Переходным этапом к No-Till считается технология минимальной пахотной обработки – Mini-Till. Но как при нулевой, так и при минимальной обработке главное – наличие мульчирующего слоя, напоминает Сидоров. Если почву пашут, то солому запахивают на большую глубину, убирают с поля либо сжигают, приводит он пример. При No-Till и минимальной технологии, сравнивает Сидоров, солому измельчают и оставляют на поверхности как мульчирующий слой. «Весной, когда тает снег и начинает греть солнце, днем почва нагревается до +40 ºС, а ночью бывают заморозки и земля остывает, – говорит он. – Такая разница в температурах – стресс для растений. А мульчирующий слой отражает лучи, и под ним почва имеет примерно одинаковую температуру». Разлагаясь, солома позволяет накапливать гумус, увеличивая потенциал плодородия почвы. А после уборки урожая наземную часть оставшихся растений срезают мульчирователем, который измельчает их и покрывает почву защитным слоем, добавляет Виктор Сыч, гендиректор компании «КУН-Украина» (дочка группы KUHN S.A.).

С точки зрения традиционной технологии лучший способ борьбы с сорняками – глубокая отвальная вспашка. А при No-Till росту сорных трав препятствует распределение по полю пожнивных остатков и высевание под зиму покровных культур – сидератов и многолетних «зеленых паров». После осенней пахоты земля остается пустой, сравнивает Алексей Воронкин, руководитель поволжского регионального отделения «Агро-Союза». «Это благоприятное условие для прорастания сорной растительности, – резюмирует он. – А вот мульчирующий слой снижает всхожесть сорняков».

С переходом на почвозащитные технологии роль покровных культур возрастает. «Сеялка производит посев по их всходам, после чего эти растения уничтожаются «Раундапом» или мульчирователем», – говорит Сыч. Как покровные культуры он советует высевать рапс, кукурузу и гречиху. «Рапс плотно покрывает поверхность земли так, что никакой сорняк не сможет пробиться, – уверяет он. – Густой посев кукурузы также подавляет рост сорняков». При умелом использовании таких растений снижается необходимость в химической обработке угодий, уточняет Сыч.

Любой аграрий, переходящий на No-Till, мечтает использовать только экологические принципы земледелия. Однако на первом этапе никто не может обойтись без гербицидов: ресурсосберегающая технология требует хорошо подготовленного поля, очищенного от сорняков. Правда, химикаты используются в минимальном количестве, замечает Воронкин. «Так, мы вносим химию, когда сорняк практически не развился, чтобы при максимальном результате использовать как можно меньше гербицида», – рассказывает он.

Нужен ли переходный этап

Минимальная технология (Mini-Till), с которой часто начинают желающие работать по No-Till, представляет собой неглубокую вспашку с незначительным разрушением верхнего слоя почвы. «Mini-Till появился, когда не было сеялок для прямого посева, – говорит Султан Семенов, замдиректора компании «Северо-Кавказский агрохим». – Разница между этими системами заключается в количестве пожнивных остатков на поверхности почвы после посева. Многие фермеры оставляют совсем немного – менее 10–20% остатков. Но в этом случае правильнее будет отнести их к последователям традиционного земледелия».

Относительно необходимости промежуточной стадии существуют разные мнения. Большинство опрошенных «Агротехникой» специалистов считают, что переходить от традиционной технологии к нулевой лучше поэтапно, через минимальную обработку, которая позволяет выровнять поверхность и создать мульчирующий слой. «Почва должна быть ровной. Мы в первый год работали на культиваторах Horsch, а потом уже постепенно перешли на No-Till», – делится опытом Сергей Кукса, коммерческий директор «Пятигорского хлебокомбината». Менее категоричен главный технолог компании «Рус&РусАгро» (Нижегородская область) Росак Колясов: «Необходимость Mini-Till зависит от того, какую технику вы применяете. Одни хорошо работают по любой поверхности, а для других (в особенности широкозахватных) ямы и борозды будут серьезной преградой».

Невозможно перейти на No-Till, минуя Mini-Till, уверен гендиректор ростовской компании «ЮТС-Агропродукт» Эдуард Курочкин. «При минимальной технологии необходимо накопление в верхнем слое почвы пожнивных остатков, а этот процесс занимает три – четыре года, – говорит он. – По нашим расчетам, мы сможем перейти на нулевую обработку за три – пять лет. Минимальную обработку в полном объеме провели пока только один раз».

А вот Семенов, как и Колясов, против переходного этапа. «Продавцы техники предлагают мощные культиваторы, чтобы выровнять верхний пахотный слой и подготовить почву для перехода к No-Till, – напоминает он. – Но поле не может быть неровным, если вы на нем что-то постоянно выращиваете. К тому же сеялка для нулевой технологии сама выравнивает поверхность. Следовательно, переходной период не нужен». Достаточно просто хорошо работать с гербицидом и соблюдать выбранную технологию, не сомневается Семенов. «Я уже пять лет убеждаюсь в этом на своем опыте», – добавляет он.

Перейти на новую технологию, тем более сразу, аграриям мешают стереотипы, доказывают в компаниях, применяющих No-Till. «Люди, которые ничего кроме плуга не знали, иначе и не представляют себе развитие сельского хозяйства», – не удивляется Воронкин. Того же мнения придерживается и Семенов: «Очень тяжело объяснить людям, что можно сеять без предварительной обработки. Когда мы первый раз начали работать по этой технологии, то наши старики хотели идти жаловаться министру. А потом удивлялись, что у нас высокий урожай».

Затраты и результаты

В первые годы перехода от традиционной обработки к No-Till приходится мириться не только с необходимостью вносить гербицид, но и с урожайностью, остающейся на прежнем уровне. «Урожайность бывает даже ниже, чем при классической технологии», – не сомневается Виктор Сыч из «КУНа». Зато при нулевой обработке сокращаются затраты и начинает расти прибыль, говорит Колясов из «Рус&РусАгро». По его сведениям, при ленточном внесении удобрений можно снижать норму высева на 10–15 %, что и делает его хозяйство. «В 2006 году мы применили удобрений на 15% меньше, чем в предыдущем, а урожайность была даже лучше», – гордится он.

По мнению Семенова, при правильном выполнении технологических требований все инвестиции можно окупить за год. Главное преимущество No-Till он видит в сокращении расходов на горючее. «Техника за один проход сразу выполняет три операции: обрабатывает почву, сеет, и вносит удобрения, – радуется Семенов. – На все уходит 4–5 л/га. А при минимальной обработке необходимо продисковать или прокультивировать почву, посеять и в итоге получается 30 л/га».

В модельном хозяйстве украинской корпорации «Агро-Союз» за десять лет применения No-Till на посев, защиту и уборку тратят в среднем 24 л/га топлива. Лучший результат, которого удавалось достичь, – 18 л/га. В денежном эквиваленте экономия составляет почти /га, подсчитали в хозяйстве.

Многое зависит от техники, которую выберет фермер для внедрения новой технологии. Воронкин советует, прежде чем покупать ее, уточнить размеры полей, сведения о рельефе местности и типе почвы. Также следует составить грамотную систему севооборотов, чтобы задействовать минимальное количество машин, но успевать высевать все культуры в агрономические сроки, продолжает он, и лишь после этого выбрать технику. Орлова напоминает, что машины нужно приобретать комплексно: «Если, например, сеялка шестиметровая, то и весь парк машин должен быть шестиметровым». Курочкин советует сначала подобрать трактор нужной мощности и только потом покупать прицепные орудия.
«Мы пробовали почти все существующие комплексы для нулевой обработки, – уверяет Семенов. – В итоге остановились на сеялках фирмы «Horsch-Агро-Союз». Только они позволяет вести прямой посев на необрабатываемых плугом площадях». А на полях, где растительные остатки не очень грубые и их слой невелик, Семенов советует использовать американский посевной комплекс Grey Place.

Сидоров из «ЛБР-Групп» считает преимуществом нулевой технологии использование мощных энергозащитных тракторов с широкозахватными комбинированными агрегатами, выполняющих несколько операций за один проход. «Вообще, для No-Till в идеале подходят сеялки с дисковыми сошниками, – добавляет он. – Правда, многие из них вдавливают солому в почву, в результате чего посев производится прямо в солому. В этом случае семена поражаются болезнями и плохо всходят. Поэтому сеялка должна быть снабжена роликами, которые натягивают солому и исключают ее вдавливание».

Поля, подверженные водной эрозии, при минимальной обработке лучше всего возделывать дисковой бороной Sunflower, а тяжелые почвы – культиватором Horsch, делится опытом директор хозяйства «Приволье» (Ставропольский край) Василий Машкин. Уборочная техника для ресурсосберегающих технологий тоже имеет свои особенности, добавляет Орлова. «Важно, чтобы комбайн был оснащен измельчителем и распылителем соломы», – советует она.

В качестве дополнительных устройств специалисты рекомендуют покупать оборудование для внесения удобрений и счетчики урожайности. При нулевой обработке применяются специальные приспособления для внесения удобрений одновременно с посевом. Это более эффективный способ, но при этом сеялка становится дороже, сложнее и тяжелее, рассказывает Виктор Сыч. «Вообще, инвестиции – основная проблема для No-Till, – разводит он руками. – Каждая комбинация техники – трактор плюс сеялки – может стоить 0-500 тыс.». И хотя широкозахватные сеялки (12–18 м) обеспечивают максимальное энергосбережение, на рынке есть предложения и по сеялкам шириной 4_6 м, говорит Сыч. С точки зрения величины и рельефа полей, а также наличия тракторов многим хозяйствам удобнее иметь три узкозахватных сеялки вместо одной широкозахватной, рассуждает он.

В «Евротехнике» предлагают крестьянам использовать GPS-оборудование, позволяющее составлять карты урожайности и плодородия почвы. «С помощью него можно проводить структурный анализ состояния почв, давать информацию о дифференцированном внесении минеральных удобрений, – перечисляет Орлова. – Например, если на один участок поля требуется внести 25 кг/га, то на другой хватит и 10 кг. Без GPS-оборудования в таких вопросах разобраться сложнее».

Россия и Запад
«Если взять рейтинг стран, лидирующих в производстве и экспорте зерна (США, Канада, Бразилия, Аргентина), то мы увидим, что львиная доля земли там отведена под No-Till», – уверяет Воронкин. По его мнению, ссылки сторонников традиционных методов на то, что Россия – зона рискованного земледелия, а значит, переходить на No-Till не следует, не выдерживают критики: «Одни говорят, что у нас мало осадков, другие – что их слишком много или что у нас плохие почвы. Но если посмотреть, где увеличиваются площади No-Till, то это почти те же климатические зоны, что и в СНГ». Это неслучайно, считает Воронкин. При традиционном ведении хозяйства от фермера зависит только 20% успеха, а 80% остается во власти природы. При No-Till все наоборот, объясняет он, и это привлекает фермеров, заинтересованных в сведении к минимуму погодных рисков.

Наша страна, по словам Росака Колясова, имеет все условия для развития No-Till: «В России, так же как в США и Канаде, большие площади сельхозугодий, – аргументирует он свою точку зрения. – Это очень выгодно при использовании широкозахватной техники, когда один механизатор может заменить десятерых».

Тем не менее российские аграрии не спешат осваивать ресурсосберегающий метод. По словам Орловой из «Евротехники», сейчас в России под No-Till занято менее 1 млн га, тогда как в США и Бразилии – по 23 млн га, в Аргентине – 18, а в Канаде – 9. Одной из причин медленного внедрения новой технологии эксперты и участники рынка называют дороговизну гербицидов. «Мы обрабатываем по минимальной и нулевой технологии 50 тыс. га, из них на No-Till приходится только 100 га, – говорит Машкин из «Приволья». – Если бы гербициды стоили дешевле, то можно было бы полностью перейти на нулевую обработку. Но химические компании держат на них высокую цену». Но другого выхода у хозяйства нет, признает он. Топливо постоянно дорожает, и нулевая обработка получается дешевле несмотря на рост стоимости гербицидов.

дата: 29.10.2009 адресс источника
  
© 2009-2017. Agrin Group.
При использовании материалов - ссылка обязательна.